>> Бывший главный редактор газеты Monde скончался во Франции

На главную

Национальные герои Берлина

Действие происходит во времена японской оккупации Китая в 1938 году, и, конечно, неплохо бы перед просмотром полистать исторические военные хроники. Но и незнание реальных фактов не помешает зрителям наслаждаться нюансами китайской оперы. При условии, что зрителям нравится наблюдать, как красиво скользят ноги, как грациозно или молниеносно двигаются в разные стороны, а затем замирают в грозной позе руки. Как стремительно бойцы взлетают, а после приземляются с таким напором, но при этом не ломают ни ног, ни рук.

Лица массовки изображают свирепость, они нападают без остановки и получают жесткий отпор. И за весь длинный вступительный бой белая шляпа главного героя по имени Ип Ман, которого играет благородно стареющий Тони Лю, не сдвинулась ни на миллиметр, словно ее приклеили.

Этот бой происходит во время дождя. Большая вода на экране всегда смотрится выигрышно. Вонг Кар-Вай с оператором Филиппом Ле Сурдом уделяют внимание каждой капле воды не меньше, чем военной хореографии. Капель много и они так красиво парят в воздухе, а затем также плавно перемешиваются с брызгами луж, в которых топчутся дерущиеся. И тогда красота водной феерии заслоняет даже бойцов.

И так можно описать практически каждый эпизод. Режиссер не спеша любуется красивыми деталями и требует от зрителя такого же восторженного отношения к каждой жемчужинке в вышивке на женском платье и к каждому золотому стежку. И суп в кастрюле булькает так, что еще минута, и кажется, Вонг Кар-Вай достигнет мечты кинематографистов - не только смотреть, но чувствовать запах.

Но особой чести удостоена актриса Чжан Цзыи. Камера не снимает, а ласкает каждый поворот ее шеи, каждый взмах ее ресниц. Красавица играет Гонг Ер, которая в боевых танцах не уступает самому Ип Ману. Их противоборство постановщик хореограф осложнил лестничными пролетами. И война полов в китайском фильме получилась эффектной, но без явного победителя.

Но уже давно не секрет, что красоту полетов китайских актеров тяжелым трудом создают ассистенты. Именно они за кадром отточенными и рассчитанными до миллиметра движениями специальных тросов помогают взлетать, делать пируэты и другие боевые трюки. Затем страховочные приспособления вытравляются с помощью компьютера. Как говорится, не пробуйте это повторить в реальности, перелом шеи гарантирован.

Пока шел первый час просмотра, я решала про себя загадку - кого же мне Кар-Вай напоминает. И когда в одном из эпизодов зазвучала оперная ария, поняла - Рустама Хамдамова («В горах мое сердце», «Вокальные параллели»). Именно так мог бы снять фильм о восточных единоборствах и наш гений красоты и стиля.

Но и от однообразной красоты устаешь не меньше, чем от сплошной «чернухи». Мой сосед, журналист из Италии, стал зевать уже через минут тридцать. Фильм же длится два часа. И его терпение кончилось после первого часа. Выходили из зала, не дождавшись финала, и другие журналисты, в том числе, признаюсь, и я. Как-то жалко стало тратить время на кино, в котором режиссер балету с веревочками уделяет больше времени, чем самой истории. Тем более, что разобраться с режиссерским посланием миру, которое повторялось и повторялось в каждом последующем кадре, можно в первые десять минут. Послание простое и ясное - Китай вечен, потому что его дух нельзя победить.

Надо отметить, что мы смотрели экспортный вариант истории. Для Берлина опытный фестивальный участник убрал некоторые специфические национальные эпизоды, которые понятны только китайскому зрителю и не впечатлят европейского.

Пока почтенная публика на открытии наслаждалась творением Вонга Кар-Вая, киноманы в программе «Форум» смотрели немецкую премьеру фильма Светланы Басковой «За Маркса…». Историю русских рабочих, которые также сильны духом и борются за свои права…



>> Эминем завершает работу над новым альбомом и вдохновляет Доктора Дре

>> В Гродно представят модные образы местных жителей прошлого и современности

>> Карл Лагерфельд представил дизайн обуви для бренда Melissa